Exordium: Littera scripta manet

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Exordium: Littera scripta manet » Вне игры » смена задачи


смена задачи

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

участники: Джиллиан Вудвард, Фредерик Блэр
место: Лондон, званый вечер в клубе для колдомедиков
время: поздний вечер - ночь
события: что делать, если с работы вылетать не хочется, но и делать все, для того чтобы занимать свою должность и дальше тоже не хочется? что если требования окажутся невыполнимыми?

0

2

Вечер выдался не самым лучшим, к тому же собрание, на которое его послали в качестве репортера, было организовано в центре Лондона; Вудварду пришлось добираться до места назначения на общественном транспорте маглов потому как использовать метлу в такую непогоду (на улице дул промозглый осенний ветер и моросил противный дождь) было просто невозможно, а с трансгрессией парень решил не экспериментировать. В автобусе он как-то справился с платежной системой и деньгами простецов, а вот метро вызвало у него недоумение, отчего парень быстро впал в панику и приставал к офицерам полиции с просьбами рассказать ему, как добраться до нужной станции. С горем пополам преодолев несколько километров под землей в тоннеле, поражаясь как маглы могут находиться в таком шуме, такой толкотне и антисанитарии, Джиллиан вывалился из вагона и ринулся в сторону выхода, чтобы глотнуть пускай и холодного, но свежего вечернего воздуха. Обратив внимание, что одежда его изрядно помята (кстати на нем уже находился совсем иной вариант мантии, нежели в день первой встречи с мистером Блэром: та мантия оказалась безнадежно испорчена и даже его отличные очищающие заклятия не могли справиться с грязью; назревает вопрос - неужели лужи действительно настолько грязные?), журналист пару раз стряхнул с плеч невидимую пыль, незаметно вытащил волшебную палочку и, произнеся пустяковое заклинание, привел одежду в порядок.
Отдалившись на несколько метров от оживленной части улицы, Вудвард нырнул в арку между домами, которая могла привести волшебника на улицу, скрытую от доступа простецам. Окунувшись в привычную атмосферу, парень заметно расслабился, вздохнул и расправил плечи, ощущая себя гораздо увереннее. Он даже на секунду подумал, что справиться с задачей, которую ему поставил редактор будет проще, чем казалось.
Так зачем же наш герой явился на банкет для колдомедиков? Этот раут проводился каждый год, куда съезжались лучшие медицинские работники волшебного мира, делятся опытом и обсуждают способы лечения новых видов заболевания. Раз в месяц каждый из членов клуба вносил определенную сумму на счет организатора собрания, но для чего это делалось знали лишь посвященные. Разумеется, Вудварду нужно было составить репортаж о событиях, участниках этой встречи, но было еще кое-что, на что парень далеко не сразу согласился...
Вудвард доложил начальнику о событиях того вечера, о встрече с Фредериком Блэром, который в далеко не самой дружелюбной форме поведал как он относится к статьям о своей персоне в газетах, что он думает о газете в целом и что может быть, выходи статьи дальше. Парня поставили перед жестоким выбором: либо он максимально располагает к себе Блэра и выведывает, отчего же он так боится такого рода статей ("Вероятно ему есть что скрывать!" - злорадно хохотал Винсент, начальник журналиста, - выведай его секреты любым способом, ты же смекалистый малый, подружись, соблазни, да что угодно!"), либо он просто лишается места работы без возможности восстановиться в ближайший год, о чем лично позаботится сам Винсент. Понимая, чем пахнет вся эта затея, но и также трезво взвесив все за и против, Джиллиан согласился не без сомнения в голосе.
Сегодня блондин уже стоял возле трехэтажного дома в викторианском стиле, раскрыв над собой зонт и наблюдая, как несколько гордого вида и высокого мнения о себе волшебников заходили через парадную дверь, где пальто у них принимал некий человек в белых перчатках. На таких светских приемах Джиллиану ранее не посчастливилось бывать, отчего вся его уверенность быстро потерялась. Сложив зонт, заходя в дом, где волшебник с седой бородкой протянул руки в перчатках и помог снять пальто, Вудвард прошел в зал для приемов, украшенный бархатом, где между столов, здороваясь друг с другом, ходили волшебники.

+2

3

Он придирчиво осмотрел себя в зеркало, одергивая великолепно-отутюженную мантию. Под ней находилась новая рубашка с очень дорогими запонками, которые Блэр купил себе в Румынии у одного из своих любимых мастеров, а так же жилет. Дорогие ткани как нельзя кстати отражали придирчивость своего хозяина к качеству и самое главное удобству - он бы ни за что не стал надевать на себя неудобную одежду, которая причиняла бы Рику дискомфорт. Узкие брюки, подчеркивающие стройные бедра и упругие ягодицы , завершили сию композицию. Оставляя после себя едва уловимый аромат парфюма, Блэр растворился в темноте своей комнаты, с легким хлопком очутившись на крыльце особняка Доминика Сурдель.
Он едва заметно волновался, ступая по высоким лестницам и приближаясь к высоким дубовым дверям парадного входа - изящно скидывая с плеч пальто, которое заботливо помог ему снять дворецкий. Сегодняшний день был очень важным событием для Фредерика - за награду, за шанс стать членом международной организации магической колдомедицины, боролись несколько лучших колдохирургов британии, лучших колдомедиков, и в их числе значилась фамилия Блэр. Сколько времени было потрачено лишь для того, чтобы завоевать этот шанс быть избранным, сколько проектов он защитил, для того, чтобы войти в элиту Англии.
Как будто бы предчувствовал этот проигрыш, как будто бы беспокойство не было случайным.
Он прошел мимо стройных рядов шикарной мебели и изящно уселся на стул, который незамедлительно отодвинул один из слуг. Остекленевше посмотрев на извилистые буквы "Frederick Blare"  напротив себя, он стряхнул оцепенение и улыбнулся всем, кто начал мгновенно распрашивать его о последних новостях, об успехах и о жизни в целом.
- Волнуешься, Блэр? - он обернулся вполоборота, встречаясь взглядами с одним из фаворитов сегодняшнего вопроса - это был Дэвид Фиопс. Дэвид значился влиятельной личностью в кругах волшебников вот уже двадцать лет, его пятнадцатилетний стаж хирурга несомненно взывал к уважению, но так или иначе, Рик не мог воспринимать его адекватно, ревнуя каждого упущенного клиента.
- Ну что ты, Фиопс, я вынужден тебя огорчить. - Фредерик не моргнул, не позволяя себе расслабиться, он молча всматривался в холодные глаза мужчины, плотно сжимая губы, все же позволяя себе маленькую, мимолетную улыбку. Он был уверен в своей победе. В конце концов Фредерик был более активным за последние несколько лет, нежели Дэвид. Фиопс работал в прошедшие десятилетия, а сейчас хотел вырвать победу прямо из рук Рика, подкравшись неожиданно, из ниоткуда.
- Еще двадцать минут и время нас рассудит. - кивнув Рику, Дэвид молча расстворился в потоке людей.
- Прекрати, Блэр, победа твоя. - кто-то по-мальчишески толкнул в плечо напряженного мужчину и Блэр признал в этом движении своего ассистента Морриса.
- Спасибо, Фрэнк. - он не мог переключиться на что-либо иное, перед его глазами постоянно находился белый конверт, который станет роковым для кого-то из них.
----
- Дамы и господа, - пожилой волшебник привстал из-за стола и торжествующе смотрел на собравшихся за столом колдомедиков, - а теперь главный сюрприз вечера! - он медленно взял в руки конверт, содержащий в себе одну единственную фамилию, Блэр автоматически посмотрел на довольного Дэвида, - итак, новым членом международной организации магической колдомедицины последнего десятилетия становится.. - он выдержал картинную паузу, взглянув на всех поверх своих очков, ловкие пальцы достали пергамент и после пары секунд, волшебник объявил, - Дэвид Фиопс!
Блэр молча проглотил это, сложив губы в узкую плотную полоску губ. Разочарование жгло горло и не давало сделать ни единого движения. Он видел победный взгляд Дэвида, который злорадно посмотрел на Блэра, видел расстерянный взгляд Морриса, видел, как все поздравляют Фиопса, все это видел..
Стало резко душно, лучше бы дождь не останавливался. Изящно сбросив с колен салфетку, он встал из-за стола, направляясь к выходу, намереваясь выкурить не одну сигарету, стоя на крыльце и смотря куда-то далеко вдаль, туда, где его мечте не суждено было сбыться. Пальцы мерзли не поддаваясь теплой одежде, куда бы он ни шел, он всюду видел на себе взгляды людей, которые как курицы смотрели во все глаза за каждым, любым движением.

+2

4

Джиллиан и все гости, которые пришли посмотреть на знаменательное событие, которое впрочем никого кроме любителей медицины не касается и не интересует, скопились в углу залы. Гостям, пришедшим сопереживать своим коллегам, друзьям, мужьям или женам место нашлось только за колоннами, куда втиснулся и Вудвард. Было тесно, в носу щипало от интенсивности запахов надушенных дорогим парфюмом гостей, журналист даже пар раз чихнул, что привлекло внимание стоящих рядом женщин с седыми волосами, чьи руки были все в вереницах морщин и вен. Одна из них заботливо протянула парню платок и погладила по спине. Вряд ли эта женщина испытывала искреннее беспокойство за здоровье юноши; этот жест скорее был совершен ради произведения хорошего впечатления на небольшую группу мужчин в том же возрасте, которые рассматривали женщин, явно желая познакомиться. Разумеется, многие приходили на эти встречи и ради интересных, выгодных знакомств, но Вудварду до этого не было никакого дела. Ему следовало взять интервью у новоизбранного члена клуба и у того, кто уступил это место в (наверно) честной борьбе.
Когда на интерпретацию сцены вышел мужчина и неторопливо стал разворачивать конверт, журналист заметил обеспокоенного Фредерика, сидящего в первых рядах, слегка вытянув шею, видимо от нетерпения. Вудвард пришел на самую кульминацию - можно сказать едва успел, его задержал прекрасный фуршет, устроенный гостеприимными хозяевами дома, которых наш герой, кстати говоря, и в глаза не видел, - отчего заметить Блэра ранее ему не удавалось. Вероятно, раз этот мужчина сидит в первых рядах, думал Джиллиан, и явно переживает за результаты в конверте, он тоже является претендентом на членство в клубе. Значит придется брать интервью именно у него. Эта мысль застряла в его голове, не давая расслабиться и заставляя бесконечно вертеться - Джиллиан понимал, что эта встреча была бы весьма выгодна для него в качестве произведения положительного впечатления к своей персоне для дальнейшего контакта, который ему следовало осуществить и завязать. Но также он понимал, что едва ли сможет грамотно составить вопросы и продумать ход беседы, ведь на то, что Фредерик будет получать место в клубе он никак не рассчитывал... Наверно об этом знают лишь возможные участники этого коллектива.
- Дэвид Фиопс! - торжественно произнес мужчина, справившись с конвертом. По залу прошел гул восторга, смешанный с возгласами сожаления. Самому же Джиллиану было искренне все равно кто выиграет, но не заметить расстроенного Блэра, тут же ринувшегося к выходу, было невозможно. Что-то екнуло в груди у Вудварда - должно быть Фредерик давно мечтал о членстве в клубе. Вудвард перерыл в памяти последние статьи в Блэре - ну конечно же, в последние годы он много работал и должно быть членство в этой ассоциации было бы вершиной его карьеры, к чему он стремился многие годы. Представив как должно быть тяжело Фредерику, Вудвард не выдержал и поспешил следом за ним, толкая гостей локтями. Добравшись до коридора, Вудвард выхватил пальто у услужливого дворецкого из рук и, надевая его на ходу, заметил маячившую фигуру через витражные парадные двери. Джиллиан вышел на крыльцо и тихо произнес:
- Мистер Блэр?
Вид у мужчины был немного отстраненным, но досада и разочарование все равно достаточно четко читались по его лицу. Парень вытащил из кармана пальто спички и протянул мужчине.
- Возьмите, наверно вы это ищите.
Через секунду он добавил, наблюдая, как Фредерик пытается справиться со спичками:
- Мы виделись с вами на прошлой неделе. Вы помните меня? - журналист спустился с тесного крыльца на одну ступеньку вниз, чтобы лучше видеть своего собеседника и облокотился спиной о перила, запахивая пальто.

+3

5

Разочарование саднило плечи. Он не привык к проигрышам и абсолютно не был готов к тому, что все получится вот так. Словно зачерпнул глоток горечи и, не в силах проглотить его, держит во рту, мучаясь. Ему казалось, что все бесконечно пялятся на его дурацкий идеальный вид, который уже был не к месту и вообще.. дым сигарет окутывал его лицо, когда Блэр стоял на лестнице и курил уже третью по очереди. Все вдруг показалось таким ненужным, все то, к чему он стремился, чего хотел добиться, казалось слишком мелочным по сравнению с таким непосильным проигрышем. Всматриваясь в даль, Блэр абсолютно не желал никого видеть сейчас, он бы ушел прямо сейчас, но гордость не позволяла, просто потому что не хотел падать в лицах других.
Одиночество лечило его и позволяло привести собственные мысли в порядок. Единственное, чего хотел сейчас Рик - упасть на подушки и уснуть беспробудным сном, чтобы никто не смог до него дозвониться, достучаться, добраться, чтобы он никогда более не прикасался к волшебной палочке, к своим хирургическим инструментам, никогда не выводил новые зелья и заклинания, никогда. За десять последующих лет он станет старым и никому не нужным колдомедиком, у которого не будет перспектив. Останется жить в собственном особняке в Лондоне и не уедет отсюда, как планировал уехать уже в следующем месяце.
- Мистер Блэр?
- Как же меня это достало.. я не хочу никого видеть, - он и не заметил, как сказал это вслух. Просто вылетело, неосознанная речь. С трудом поднимая взгляд тяжелых век, он перевел глаза на Джиллиана безо всякого удивления. - Я же предупреждал тебя, что тебе еще здесь нужно? Решил вновь написать очередную статейку обо мне - пиши, только не лезь ко мне.
Знаете, есть такая горечь от того, что мечта не сбылась. Не сказать, что Фредерик был фанатичным мечтателем, он просто знал, что выйграет именно он. А тут раз - словно кувалдой оглушили и не оставили никакого шанса на восстановление.
Ощущение уязвленности, где бы ты не находился. Противоречие по отношению к самому себе.
Не реагируя на фразы Джиллиана, отмахиваясь от него, словно от надоедливой мухи, Рик набросил на плечи пальто,
зажимая между двух пальцев уже истлевшую сигарету, которую он незамедлительно выбросил, прикуривая новую. Перекрывая собственные ощущения, он попытался спуститься вниз по лестнице, намереваясь уйти, но наткнулся на Вудварда.
- Да что тебе надо от меня, а?! - Рик разъяренно посмотрел в лицо журналиста.

+2

6

Джиллиану было всего двадцать лет и за всю свою жизнь не было моментов, чтобы ему приходилось чего-то упорно добиваться. В принципе парень никогда ни к чему не стремился, у него не было цели в жизни, с ней он до сих пор так и не определился. После окончания Хогвартса он не знал куда податься, а ведь на последнем курсе каждый определяется с будущей профессией, чтобы выйти в большой мир не бездельником, не тунеядцем. Последнее нашему герою не грозило, все же в нем была заложена ответственность за себя и свое будущее, найти работу и обеспечить себя он смог бы при любых обстоятельствах, ибо знаний и умений хватало для того, чтобы занять простую должность, что сможет прокормить тебя на первое время.
Вудвард смотрел на мужчину, в чьих глазах читалась тоска и отрешенность. Создавалось впечатление, что мир рухнул для него, что место в ассоциации было его самой заветной мечтой если не со школы, то в последние годы уж точно. Вспоминая выдержки из газет, заметки об этом человеке, парень смог сделать вывод, что он поистине любил свою работу, любил свое дело и мечтал быть кем-то больше, чем просто хирургом. Наверняка Блэр мечтал путешествовать по миру, общаться с высочайшего класса колдомедиками, получать гранты на исследования и иметь славу одного из лучших хирургов, чтобы к нему съезжались за помощью волшебники со всего мира, а госпитали из разных концов земли заваливали письмами с приглашениями на работу. Фредерик хмуро смотрел куда-то мимо блондина, думая о чем-то своем, вероятно строя планы на будущее. Мужчина создавал впечатление целеустремленного человека, который не отступит даже перед такими трудностями и преградами. Но как бы силен духом он ни был, все равно ему не чужды человеческие чувства и переживание. То, насколько больно и тяжело ему было слышать имя своего соперника, слышать аплодисменты в его сторону, можно было лишь догадываться, однако все оттенки эмоций проявлялись в эти минуты на его искаженном разочарованием и досадой лице. Скорее всего мужчина даже не заметил выскочившего из дверей парня, который дружелюбно протянул ему спички. Вудвард поймал себя на том, что внешность у этого человека поистине выразительна и запоминающаяся.
Фредерик, наконец, заметил возникшего прямо перед ним парня, хмуро смотря на него и всем своим видом выражая неприязнь и отсутствие желания вести беседы. Он явно хотел побыть наедине со своими мыслями, но Джиллиану возможно не предоставился бы другой шанс поговорить с ним. Поэтому Вудвард спрятал спички обратно в карман пальто, не собираясь сдаваться и остался на месте, смотря мужчине в глаза.
- Значит вы меня помните, мистер Блэр, очень хорошо, - мягко сказал он, стараясь, чтобы в его голосе было как можно больше утешения и дружелюбия.  - Да, мне нужно написать еще статью про вас, но... Нет, подождите!
Медик явно был не в духе вести беседы, впрочем наш журналист это прекрасно понимал. Блэр спустился на ступеньку вниз, желая уйти, но Вудвард поймал мужчину за рукав и тут же отпусти, понимая, что совершил ошибку, хватаясь за пальто. Он мгновенно одернул руку и вернул своему лицу прежнее дружелюбное выражение.
- О, простите, но подождите минуту, мистер Блэр, мне очень нужно взять у вас интервью, это была очень важная встреча... Да, я понимаю, что вы не попали в этот клуб, наверняка вы очень расстроены, но... Мерлин, что же я несу, подождите, мистер Блэр!
Джиллиан поспешил за мужчиной, который направился к парадным воротам, нисколько не обращая внимание на парня.
- Мистер Блэр, ну подождите же, я не хотел вас расстраивать! Я сказал глупость, подождите же вы! - последнее ему пришлось буквально выкрикнуть, ибо медик явно не желал его слушать и даже слышать. Но мужчина все-таки обернулся.
- Послушайте... если я не напишу про вас статью, меня уволят с работы. Пожалуйста, мне это очень нужно... Я понимаю насколько вы расстроены и вижу ваше состояние, но вы бы оказали мне невероятную услугу, если бы помогли. Я клянусь вам, что эта статься будет отражать исключительно положительные ваши черты. Я умоляю вас, мистер Блэр...
Блондин уже не знал что сделать, лишь бы мужчина прекратил смотреть на него, как на последнее ничтожество, на представителя самой низшей расы, которую позволительно лишь унижать и которая не достойна и взгляда в свою сторону. Он старался улыбаться и не показывать свой страх при столкновении с его уничижительным взглядом.

+4

7

Уволиться или нет? Собственноручно уйти с высоко поднятой головой из белоснежных коридоров больницы, может быть тогда они поймут, кого потеряли. Кто такой, черт побери, этот Дэвид?! Фиопс был неактивен вот уже добрых лет пять и по большей части лишь выходил на светские приемы, вечеринки и торжественные мероприятия, для того, чтобы показать себя и похвастаться собственными заслугами прошлого. Настоящего, теперь уже настоящего.
Единственным желанием Фредерика сейчас было надраться в одиночестве в каком-либо баре, а затем снять кого-нибудь к себе домой, чтобы заснуть в обнимку с купленным телом до утра. Утром аппарировать домой к матери и хотя Дэмиана хотелось видеть меньше всего, он был бы даже рад ему сейчас. Амалия безмерно ценила труд своего сына Рика и гордилась им как никогда. Он знал, что может рассказать ей о собственном поражении, поскольку никогда не упадет в её глазах. В отличии от отца. По большей части это соревнование было целью доказать Александру хоть что-нибудь, что он способен на что-то большее, что он талантлив и полон перспектив. Все для отца. Рик прикрыл глаза, представляя разочарованное выражение лица отца. Хотелось уединения и алкоголя.
К несчастью, этого он добиться не мог, поскольку над ухом постоянно звучали нескончаемые слова этого журналиста, да черт бы побрал его! Блэр решительно развернулся к нему лицом к лицу, разъяренно смотря прямо в глаза. Крылья носа были слегка увеличены, что свидетельствовало о бешенном состоянии Рика, однако больше его ничего не могло выдать.
- Если вы такой талантливый журналист, то придумаете это интервью сами. Как успешно это делали и без меня ранее, - в голосе звенел едва заметный укор. - А сейчас оставьте меня, я хочу побыть один.
Фредерик сделал упор на последующей фразе:
- Без вашего присутствия.
Он сделал несколько шагов вниз, решительно спускаясь по лестнице и намереваясь аппарировать, как вдруг почувствовал резкую хватку чьих-то рук, которые уцепились за рукав пальто. Какой надоедливый человек. Закатив глаза, Блэр вдруг понял, что легче отвязаться от него посредством пары-тройки стаканов огневиски, после чего он запрется у себя дома и будет вне зоны доступа этих голубых глаз.
- У тебя есть полчаса, Вудвард.
Сильная ладонь накрыла прохладную руку Джиллиана и, спустя несколько мгновений, они оказались в гостинной особняка Фредерика Блэра.
- Пальто отдашь домовику, стен не касаться, вещи руками не трогать, на портреты не глазеть - они могут проклясть.
Блэр сбросил пальто и ослабил хватку галстука, сдергивая его с шеи, расстегивая несколько пуговиц рубашки. Он проследовал к большому, широкому дивану, попутно подхватывая бутылку огневиски со стойки бара и два стакана.
- Вперед, - величественно усевшись, Блэр внимательно посмотрел на оппонента, впервые внимательно рассматривая его. Этому человеку едва можно было дать лет двадцать, настолько молодо он выглядел. Опрятно одетый, в тканях средней цены, он не блистал роскошью и мог выделиться лишь отменной аккуратностью, что оценил хозяин дома.

+4

8

Как к месту было укорить Джиллиана в направленности и особой остроте его статей которые, впрочем, по большей части принадлежали не ему. Если бы только Фредерик знал это, возможно он бы не смотрел на парня с таким отчетливо читающимся презрением и раздражением во взгляде, будто журналист для него словно надоедливая муха, жужжащая над ухом, мешающая сосредоточиться.
Неужели Блэр проникся ситуацией блондина? В свое счастье последний просто не мог поверить, однако, не успев и опомниться, Джиллиан почувствовал рывок в области живота и, совершенно не готовый к аппартации, он трансгрессировал вместе с мужчиной, которых неожиданно схватил блондина за руку. Вудвард, едва устояв на ногах, пошатнулся в сторону, силясь придти в себя и с осторожностью осматриваясь.
Он очутился в довольно мрачном и темном месте, но безусловно роскошном и изысканном, сверкающем мрамором, отделкой из благородных пород дерева и хрусталем, расставленным на полках. По всей вероятности это был дом Фредерика, и скорее всего они находились в гостиной, на что указывало наличие мягкой мебели и столика со спиртными напитками, куда немедля направился хозяин дома. Парень начал оглядываться по сторонам, рассматривая богатую обстановку в которой ему не часто приходилось находиться (а если уж быть максимально откровенными, то никогда), но его любопытство тут же иссякло после предупреждений мужчины. Особенно это касалось замечаний относительно портретов; Джиллиан поднял брови и поспешно отвернулся от одного из портретов, на котором был изображен престарелый мужчина с поседевшими волосами. Вероятно это был его родственник: черты лица легко угадывались в профиле Фредерика.
Стараясь расслабиться и вспомнив, для чего они тут оказались, Вудвард взял слово:
- Мистер Блэр, для начала я бы хотел разъяснить ситуацию относительно моих статей... Понимаете, я не так давно работаю в газете и не слишком-то мастер в написании статей. Точнее, на мой взгляд они безупречны, но ведь вы знаете насколько Пророк любит скандалы... В общем, мои статьи подвергаются жесткой редакции со стороны моего начальника. Я вас уверяю, что все те гадости, что выходят под моим именем, никакого отношения к моему авторству не имеют. И... надеюсь вы не держите на меня зла, мистер Блэр?
Блондин с надежной во взгляде посмотрел на мужчину, который кивнул в сторону второго стакана с огневиски. Вудвард мотнул головой, быстро находя себе оправдание:
- Спасибо, но я не пью, да и я на работе...
Повисла неловкая пауза. Фредерик с интересом вглядывался в лицо Джиллиана, ожидая услышать продолжение, ожидая, что журналист начнет интервью, начнет задавать интересующие вопросы. Но сам парень был настолько растерян вдруг сменившейся обстановкой, вальяжно развалившимся мужчиной на диване, который к слову был невероятно обаятелен при мягком свете гостиной, в расслабленной позе, что не мог произнести ни единого слова. В тишине были слышны лишь тихие глотки огневиски и тиканье часов в углу помещения.
- Ах да, - спохватился парень. - Я это... хотел сказать, что благодарен вам за эту возможность. Понимаете, меня могли бы уволить, если бы вы не согласились, поэтому я очень благодарен, очень, спасибо вам большое, мистер Блэр.
Под конец Джиллиан понял, что несет полную чушь и ахинею, наверняка со стороны на него было просто смешно смотреть. И почему только интервью у него выходят хуже некуда? О полном провале свидетельствовала самодовольная ухмылка на лице медика и вопрошающий взгляд, говорящий -  ну  ты начнешь уже, парень?
Журналист, до этого нервно расхаживающий по комнате, нашел-таки себе место и сел в кресло напротив хозяина дома. Он даже не заметил, что находится до сих пор в пальто, от которого бросало в жар и пылали щеки.
- Ну... Ладно. Давайте начнем, эм... Давно ли вы занимаетесь медициной? И да, у вас не найдется ли пера и листа бумаги? Видите ли, я совсем не ожидал, что мы аппарируем и я оставил сумку в том доме.

+2

9

Блэр очень любил свой особняк - изысканный и старинный, доставшийся ему от дедушки по наследству, передающийся из поколение в поколение мужчинам, этот дом был отрадой для Рика. Зачастую он служил успокоением, объектом изучения чего-то нового, а уж нового в этом доме хватало. Фредерик до сих пор не знал всех тайн родового поместья и не обошел даже половины строения, занимая только южное крыло. Спальная комната, гостиная, обеденная, лаборатория и конечно же библиотека - самые посещаемые места господина Блэра. Однако самое излюбленное мы оставили на крайний случай - это гардеробная и ванная комната.
Окрашенная в алых тонах, просторная комната с широкой и глубокой ванной, была жемчужиной дома Фредерика. Он очень любил чистоту и аккуратность, больше всего на свете ценил опрятность и ухоженность, чем и сам никогда не пренебрегал. Самые творческие мысли при составлении заклинаний приходили ему именно там, так же часто он там курил, дурманящие травы и прочие редкостные составляющие.
Гардеробная представляла собой просторное помещение с бесконечными изящными и резными вешалками. Основная гамма составляла изумрудные, синеватые и насыщенные винные цвета. Так же господин Блэр очень любил черный цвет, который, несомненно ему шел. Прямые мантии с рукавами и без, обтягивающие по фигуре на манер пиджака и напротив, уходящие в пол, с глубоким капюшоном, либо же с необычным воротником. Да, Рик все же был достаточно молодым человеком, чтобы следить за собой и за своим внешним видом, к которому он очень придирчиво относился. Тщательно сбривал всю щетину, полагая, что эта "легкая небрежность" идет лишь немногим. Так же в этой комнате находились несколько пар очков, непременно прямоугольных - лишь эта форма шла брюнету к его овалу лица. Любопытной вещью являлась коллекция обуви, заказанная у знаменитого волшебника-дизайнера, который изготавливал обувь из кожи дракона, едкокрылки и других волшебных животных, шкура которых была ценна. Такие незаметные вещи, как туфли, на самом деле обладали защитными свойствами и могли обезопасить своего хозяина от неожиданного проклятия, либо порчи неодброжелателей магического мира.
Иными словами, Фредерик ощущал себя полноценным властителем собственного дома. Этот особняк был в его распоряжении вот уже семь лет - он прибыл сюда юным мальчишкой и решил остаться здесь до конца своих дней, просто потому что здесь его не застанет, никто. Одиночество абсолютно не душило его и даже в какой-то мере расслабляло, приводя мысли в порядок.
Он с любопытством посмотрел на Джиллиана, который поспешно отвел взгляд от портрета его прапрадеда, что было абсолютно правильно. Фарадеус был злостным и ревнивым волшебником, который пускался в жуткие ругательства, стоило только посмотреть на него нечистокровному волшебнику. Последний покрывался огромными красными волдырями и терял дар речи, поскольку язык привлеивался к небу до тех пор, пока волшебник не выбегал из особняка Блэров. Таких "приятных мелочей" было огромное множество - начиная от заколдованных вилок и заканчивая вредной ступенькой на третьем этаже, которая резко уходила вних и сбрасывала гостей на первый этаж в котел со зловониями. Возможно, именно поэтому, он приглашал своих друзей и знакомых именно на первый этаж, оставляя их в гостинной, максимум отводя в обеденную комнату.
Несколько глотков огневиски привело мужчину в себя и он даже сумел расслабиться, откинувшись назад на диван, усевшись в вальяжной позе, лениво отбрасывая ладонь в сторону, поддерживая бокал руками. Домовик заботливо прикурил хозяину сигару, и, после глубокой затяжки, Блэр выпустил острую струю дыма вверх, дурманящим взглядом осматривая журналиста еще раз.
- Меня абсолютно не интересует последствие нашей встречи, мало того, я не желаю читать вашу писанину и даже смотреть на это.
Уволят тебя или нет - не мое дело.
- Блэр безразлично пробежался взглядом по лицу журналиста.
- Оставлять сумку в незнакомом месте - очень опромечтивый поступок, - сделав глоток огневиски, он продолжил, - ты не боишься, что полученную информацию могут использовать против тебя? Или.. - он едко продолжил фразу, понизив голос, - подделать твою собственную информацию, Вудвард?
Сменив гнев на милость, Фредерик Блэр прикрыл глаза, думая о том, сказать ли всю правду, но в последний момент решил ограничиться несколькими скупыми фразами.
- Пять лет. И да..Флориан, Флориан! Принеси моему гостю перо и пергамент, он творческая личность и не может прожить без этих мелочей.
Заботливый дворецкий принес на подносе изящное и очень дорогое перо с чернилами, а так же пергамент лучшего качества, который даже пах свежестью.

+3

10

И зачем Джиллиан оправдывался перед мужчиной? В самом деле, какое последнему было дело до Вудварда, до его ситуации, в которой он оказался после встречи с ним возле бара, что он может лишиться работы. Фредерик сейчас лишился мечты и первое, что ему вероятно хотелось больше всего, это чтобы его оставили в покое. Наверняка именно потому Блэр решился-таки дать интервью побыстрее, чтобы журналист отстал от него.
Парень быстро понял, что начал нести полную чепуху: мужчина смотрел ему в глаза, едва заметно улыбаясь и будто бы смеясь над каждым словом, над каждым извинением. Джиллиану стало неловко, но он быстро взял себя в руки и постарался вернуться к интервью. Собственно, именно за этим он здесь.
- Сумку? Нет, кому может она понадобится? Там кроме всякой ерунды ничего нет, - сказав это, он внезапно вспомнил, что в сумке находились его документы, отличное перо, которое он недавно приобрел и которое не требовало чернил, а также записная книжка, из которой вся ненужная информация исчезает автоматически. Фактически это был самообновляющийся блокнот, который ему подарили друзья и которй стал незаменимым в работе, содержа в себе самые нужные и важные для работы контакты и адреса.
Ухоженного вида домовик (он явно не выглядел несчастным, страждущим или существом, подвергающимся угнетению, - скорее даже наоборот, был преисполнен достоинства) принес парню прекрасное перо, подобное ему еще ни разу не доводилось держать в руках, не то что писать. Представляя, как корявым почерком с неровными линиями он будет вести записи за мужчиной таким потрясающим пером, Вудвард почувствовал восхитительный запах нового пергамента, сиявшего белизной и гладкостью. Брать все это в руки было как-то странно.
- Простите, я отвлекся. Пять лет? - спросил парень, смотря на Блэра. В эту секунду его словно озарило - Мерлин, он ведь напрочь забыл о том, что ему было поручено! Ведь его редактор ясно сказал попытаться выманить все его секреты, иначе места в редакции ему больше не видать. За всеми этими делами Джиллиан позабыл обдумать одну очень важную вещь - каким образом он будет добиваться расположения мужчины? Вудвард вновь с растерянностью во взгляде посмотрел на Фредерика, чьи брови были вопросительно вздернуты в ожидании нового вопроса, который никак не следовал.
- Ах да. Пять лет... вы заканчивали какие-то медицинские курсы, или окончили академию магической медицины во Франции? Как вы поняли, что лечить людей это ваше призвание? Вы мечтали об этой профессии с детства и есть ли у вас какие-то родственники с подобного рода профессией? Может эта страсть передалась вам по наследству или это исключительно ваше желание работать с людьми?
"Мерлин, как же начать, с чего же начать", - думал Джиллиан, бегая взглядом по полу и перебирая в мыслях все возможные варианты, как можно обольстить или обзавестись доверием и расположением этого человека.

+2

11

от автора:
О прислуге
Домовики Фредерика Блэра отличались изысканными манерами и завышенной самооценкой. Они были преисполнены достоинства от собственной должности - служить элите. В какой-то степени эта прислуга была похожа на домовика Добби, поскольку она с искренней благодарностью принимала подарки своего господина и носила дорогие одежды, одеваясь ничуть не хуже самого Блэра - строгие одежды, отличающиеся чопорностью и аккуратностью, они сами были помешены на идеальном порядке и все это сделал из них именно Фредерик. Было здесь и пара людей, которые занимались сервировкой столов, уборкой спальной комнаты Фредерика и еще несколькими вещами, куда Рик не подпускал домовиков. Он возвышал свою прислугу над другими, но никогда не считал эльфов и домовиков достойными того, чтобы хозяйничать в спальной комнате людей. Личный кабинет убирал сам. Он не относился к людям, которые разводят беспорядок и оставляя после себя полный хаус, приказывают прибраться. В общем-то, прибирать было нечего. Чистые простыни сменялись такими же чистыми простынями, аккуратные и чистые мантии уже через день отправлялись в стирку, порядок на столе не менялся и прислуга стряхивала невидимую пыль. Сад, который раскидывался вдоль мощеной дороги, Рик сделал сам. Самые первые растения были выращены ухоженными руками Блэра, но мало кто это знал, а если быть точным, то из ныне живущих - никто. Он бережно носил маску человека, который никогда не притронется к работе, изначально пренадлежавшей домовикам, низшим сословиям.
Он относился к ним с должным уважением, потому что именно они делали его имидж - именно они составляли общую картину о неведомом человеке Фредерике Блэре, стоило гостю войти в особняк Рика. Люстры, дорогие ковры, шумные портреты, спиралевидные лестницы, старинные двери, комнаты, библиотеки - все это было приведено в действие лишь для того, чтобы показать людям, какой их хозяин, охарактеризовать его личность. Показать, кто он есть на самом деле.
-----
- Начнем с того, что мой прадед был выдающимся колдомедиком в Румынии, величайший волшебник, который был талантливым в своем деле. Таких называют одаренными личностями. Вероятнее всего, это увлечение передалось мне по наследству, но свой первый интерес к колдомедицине я ощутил, когда нашел в подвале у моего деда морг, а так же прилагающую к этому помещению комнату-кабинет, где было множество научной литературы, открывающие тайны в познании строения человека и его сущности. Сейчас библиотека рукописей моей семьи по научной колдомедицине находится в моем доме и, разумеется, я её не покажу вам, - Рик увидел разочарованный взгляд журналиста, - она не для глаз желтой прессы.
- В детстве мне было не до профессии. Личная жизнь ведь гораздо важнее, не правда ли? - Фредерик быстро затянулся сигаретой и щелчком пальцев отправил её в пепельницу. - Да я не так уж и блистал в Дурмстранге по магическим дисциплинам - мне просто это было не нужно. Окончив академию Пресвятого Джека Потрошителя в Норвегии, я вернулся в Англию, где был незамедлительно устроен на работу в качестве хирурга-колдомедика - у меня прекрасные рекомендации.
Рик буравил взглядом молодого журналиста, раздумывая о том, все ли вопросы будут касаться его работы и непосредственно медицины, либо нет. Он поставил на первое и после небольшого молчания, спросил:
- Быть может, мне сразу же предоставить вам мою характеристику последних пяти лет в сфере научной работы?

+3

12

Джиллиан записывал за медиком буквально каждое слово, ведь в его работе было очень важно не упустить ни одной детали. Быть может сейчас она тебе кажется пустяковой, но стоит сесть, основательно продумать что будешь излагать, как любая мелочь, на первый взгляд абсолютно неприглядная, может превратиться в настоящую сенсацию. В принципе, в сенсацию свои статьи он никогда не умел превращать, это делал за него редактор. И в последний раз досталось именно Вудварду за то, что он в целом даже не писал и к чему имеет частичное отношение.
- Теоктист Флореску? - изумленно переспросил Джиллиан. Он был  знаком со списком последних выдающихся колдомедиков, чьи имена и краткая история жизни, вместе с научной деятельностью и описаниями открытий в области медицины были сведены в одну большую книгу "Величайшие магические достижения и открытия начала ХIХ века". - Это он открыл десять способов аккуратной эксгумации тела без повреждений объекта после захоронения? И ему принадлежат описания воздействия свиной крови на вампиров в качестве заменителя человеческой? Он же проводил какие-то эксперименты? Или это только слухи?
Джиллиан вскинул голову, отрываясь от записей и с неподдельным интересом смотря на Фредерика. Разумеется, тот факт, что в подвале его родственника располагался морг характеризует этого волшебника не самым лучшим образом, да и что мистер Блэр заинтересовался медициной только после открытия этой тайны тоже. Сразу же назревает вопрос - видимо этот подвал был закрыт в течение двух поколений, что примерно равно одному веку. Какие секреты скрывал тот подвал? Вудвард нетерпеливо заерзал в кресле, чувствуя возможность написать захватывающую и правдивую статью, которая не будет пестрить нелицеприятными фактами, а лишь тем, что поведал сам Фредерик. Ну и до чего может дойти его пускай не особо яркая фантазия.
- Вы используете этот морг для м... собственных целей? Может быть вы разрабатываете какой-нибудь новый способ лечения или же изучаете вампиров, как это делал ваш прадед?
Парень неожиданно почувствовал воодушевление и вдохновения, изливая вопросы со скоростью света, на которые медик едва успевал отвечать. В процессе Джиллиан даже не заметил, как сбросил пальто с плеч и нагнулся вперед, опираясь локтями о колени, находясь в паре сантиметров от Фредерика, увлеченно задавая вопросы и совершенно забывая о дистанции, которая сократилась до неприличия. От мужчины приятно пахло дорогим алкоголем, тонким парфюмом, чистой рубашкой и табаком.
- Характеристику? Да, конечно, это очень помогло бы в моей работе... - журналист не обратил внимания, как голос его становился все тише, а взгляд остановился на шее Блэра, скользя по яремной впадине и расстегнутым пуговицам рубашки, из-за воротника которой были видны тонко очерченные ключицы. Наверно на его лице сейчас отражались сотни эмоций, полностью выдававшие его мысли. Он представил буквально на одну секунду, как его губы очерчивают их контур, оставляя едва заметный след от поцелуя, а язык облизывает выступающий кадык. Встряхнув головой и стараясь прогнать моментальное наваждение, Вудвард неожиданно встретился с внимательным взглядом Фредерика. Но парень не отвел глаз, он продолжал пристально смотреть в глаза мужчины, сжимая пальцами перо, принесенное эльфом. Его губы едва заметно дрогнули, будто бы он собирался что-то сказать.
Вообще наш герой был не совсем свободен, чтобы позволять себе такие мысли, которые были, впрочем, никак не связаны ни с работой, ни с тем заданием, что ему дали в редакции. На секунду Вудвард подумал, что процесс соблазнения может быть не столь отвратителен или тяжел, возможно напротив будет все гораздо проще, чем он себе воображал. Перед ним сидел мужчина, хорошо сложенный, красивый до невозможности и это трудно было отрицать; он полулежал на диване в расслабленной позе, тонкими пальцами держа в руках прозрачный стакан с янтарным напитком. Он был спокоен и немного задумчив - наверно события вечера никак не выходили у него из головы. Оставался один вопрос, лишенный точного ответа - поддастся ли этот человек и выдаст ли все тайны сразу же? Джиллиан очень сомневался в этом, но... попробовать было просто необходимо. Он не может остаться без работы, а если он не решится на это, его точно уволят, и в довесок ко всему напишут отрицательный отзыв.
Воспользовавшись ситуацией, когда Фредерик был явно в замешательстве от такого количества вопросов, парень встал с кресла и сел сверху на колени мужчины, раздвинув ноги, смотря точно в глаза. Самое главное было показать, будто все происходит исключительно по желанию Джиллиана. Подавшись вперед, Вудвард задел плечом стакан с огневиски в руке медика, жидкость из которого тут же облила его рукава, чему сам журналист не придал значения. Блондин провел рукой по мягким волосам Блэра, оставив ее на затылке и потянулся к его губам, легко прикасаясь к ним в поцелуе. Сопротивления со стороны Фредерика Джиллиан не почувствовал.

+3

13

О людях:
Фредерик принципиально не общался с лицами женского пола - принципиально. Исключением являлась его мать, которая никогда не показывала своих глупостей, если они были. С ней он мог поговорить о чем угодно, либо о ком угодно. Действительно, между этими людьми возникала не только связь кровных уз сына и матери, между ними было понимание на уровне одних и тех же особенностей физиологии человека. Она понимала его там, где не могли понять отец и другие волшебники.
Мало того, Амалия была невероятно мудрой и умной женщиной. Эталон высокоразвитой личности, он ставил её на одну планку с величайшими волшебниками, просто потому что мать значила для него гораздо больше, чем просто человек, благодаря которому он появился на свет. Остальные девушки отличались легким и ненавязчивым характером, такой же легкой речью, которую они тот час же забывали спустя час разговора. Изредка, Блэр нарочито специально переспрашивал их о незамысловатых вещах из их диалога и очень часто не получал ответа на поставленные вопросы.
В юности парни были ничуть не лучше - Блэр с трудом помнил имена тех, с кем он проводил ночи в Дурмстранге. Чем меньше они говорили, тем загадочнее и интереснее казались, тем меньше мыслей возникало. Привязанности не было вообще.
Разумеется, у него были друзья, оставшиеся еще со школьной скамьи. Их было трое.
Оскар - вечно хмурый и молчаливый мальчишка. Он слишком часто сутулился и отличался тихой, но удивительно отчетливой речью. Много читал, чем и подкупил любопытство Блэра. Рик помнил, что заинтересовался им именно в тот момент, когда Оскар читал одну из книг по темным искусствам в гостиной факультетов. Теплый плед, который был накинут на диван из волшебного льда, прекрасно дополнял его образ. Он несколько раз окликнул его, но так и не получил ответа. Разумеется, жажда завоевать, овладеть просто-напросто охватила Блэра, но спустя много лет, он все еще был рядом. Знал ли Фредерик, что Оскар станет частью его жизни? Дружба без лишних слов и сентиментальностей. На общих увлечениях и заинтересованности в знаниях, на общих взглядах на жизнь в одинаковом течении.
Виктор - лидер и староста одного из факультетов Дурмстранга. Они дружили с самых первых лет учебы в академии. Вик во многом помогал ему и знал о всех потаенных слабостях, тем не менее никогда не воспользовавшись шансом рассказать об этом хоть кому-либо. Просто знал, что с рук ему это не сойдет, да и не хотел - такими людьми редко размениваются в этой жизни. Виктор и Рик часто спорили на "слабо", одерживая победы попеременно, вместе глушили огневиски до тех пор, пока один из них просто-напросто не засыпал, соблазняли окружающих, делясь собственными победами. Да, они действительно любили нарушить правила вместе, вместе они могли сделать многое. Зачастую не совсем хорошее. На старших курсах они вместе увлеклись темной магией и сейчас этот человек был сторонником румынских пожирателей смерти, которые превозносили иного лидера.
Велор - изящный и хрупкий, вечно невозмутимый, он никогда не говорил всей правды до конца, предпочитая оставлять козырного туза напоследок. Расчетливый, предпочитающий дружбу ради собственных целей в жизни. Фредерик не видел в нем соперника, считая его слишком легкомысленным в некоторых вещах. Велор не мог выстраивать дальновидные ходы, однако, Рик любил таких людей. Просто потому что они могли пригодиться в жизни, дружба во имя выгоды. И такая тоже бывает.
Три человека, которые пронизывали его со времен обучения в Дурмстранге. Три человека, которые остались с ним до сих пор.
----
Cлишком много вопросов. Блэр недовольно посмотрел на Вудварда, который с интересом засыпал его все новыми и новыми фразами, с жадностью считывая любое слово хозяина дома. Рик действительно хотел остаться дома в полнейшем одиночестве и все эти распросы уже начали порядком доставать. Можете быть уверенными - еще пять минут и Блэр бы явно очень метко и в цель высказал свое недовольство от затянувшегося интервью собственными колкими фразами.
Фредерик поднял свои уставший взгляд на Джиллиана, чьи губы были уже гораздо ближе..
- это очень помогло бы в моей работе...
Обрывок фразы так и не закончился, Рик поймал внимательный взгляд голубых глаз на собственной полуоткрытой шее, на которой отчетливо проступал ярко-выраженный кадык. Он привык к такому пристальному вниманию к своей персоне, но вовсе не хотел этого от журналиста, который исковеркал его работу в пух и прах. Не хотел..
Фредерик задержался на полуоткрытых губах Вудварда, по которым парень провел своим языком, тем самым придавая им блеск в свете свеч. Блэр застыл, не находя в себе сил прервать эту минутную заминку, когда они без слов пожирали друг друга глазами, скользя взглядами по телам и отчетливо представляя себе самые откровенные картины. Наверно, здесь не требовалось даже навыков легилименции.
Странно, но этот парень первый прервал молчание, в то время как Фредерик все еще не мог выйти из плена этих застывших минут и даже когда Джиллиан обхватил его своими бедрами, крепко прижимаясь к мужчине, Блэр не смог высвободиться, мало того, он даже не воспротивился. Бокал огневиски непокорно наклонился и янтарные капли покатились вниз по воротнику рубашки Вудварда, заливая её, смачивая рукава блондина. Он пристально посмотрел, как капли съезжают по матовой коже вниз по яремной впадине (именно в тот момент ему захотелось подхватить их своим языком и не дать упасть вниз), скрываясь под тканью рубашки. Он разочарованно и в то же время зачарованно опустил свой взгляд ниже, натыкаясь на плотную пряжку брюк, а затем обвил поддатливое тело блондина своими сильными руками, открывая собственные губы навстречу губам Джиллиана. Язык дразняще коснулся неба парня, и Фредерик тут же прервал поцелуй, ведя ровную линию от шеи вбок, прикасаясь  своими губами к мочке уха блондина:
- Ты не знаешь, какую ошибку совершаешь, парень.

+3


Вы здесь » Exordium: Littera scripta manet » Вне игры » смена задачи